Отказаться от ребенка

Отказ от ребенка и отчаяние мамы

Отказаться от ребенка

    В нашей культуре очень часто такие явления осуждаются, а сами женщины, которые по разным причинам решаются на этот шаг, клеймятся и стигматизируются. Но как показывает жизнь, все далеко не так просто и очевидно. Подобные вещи нельзя просто назвать плохими, чтобы это пропало.

За этим решением всегда стоит целый комплекс сложных и опасных факторов. Так обустроено природой, что вынашивание и рождение ребенка включает в женщине материнство, это происходит и на биологическом, и на психологическом уровне.

Рождается привязанность между мамой и ребенком, та самая магия материнской любви, которая сохраняет ребенку жизнь и дает ему ощущение безопасности и близости.

Но есть причины, по которым она оказывается нарушена, это не значит что ее нет, она просто становится другой, и тогда женщина в таком положении выбирает из двух зол меньшее.

Отказ от ребенка в этом случае, всегда акт отчаяния, который связан с тем, что женщина в силу состояния или положения просто не может стать полноценной мамой и поэтому принимает решение в пользу ребенка. Как бы это не звучало странно и парадоксально, но на психологическом уровне мама решает, что ребенку так будет лучше, потому что с ней, ему будет хуже.

     Очень часто это происходит при послеродовых или предродовых депрессиях. Когда на гормональном уровне и уровне психики меняется настроение, снижается активность, мама чувствует себя неспособной принимать решения, наступает страх, отчаяние, которое порой доходит до мыслей о суициде, а порою, и попыток. Это очень тяжелое явление, которое протекает часто у многих мам.

Оно сопровождает процесс перестройки организма, а также формирование новой роли, в которой женщина растеряна, не знает как правильно поступать, или оказывается неподдержана близкими.

Я много раз в своей практике сталкиваюсь со случаями, когда мама малыша, окруженная родственниками, оказывается все равно в одиночестве, так как все пытаются ее научить, сказать как правильно, но почти никто не готов поддержать, в том, что это невероятно сложно и каждый шаг в появлении ребенка отдает тревогой.

И тогда в таком состоянии женщина оказывается во власти отчаяния, депрессия углубляется и мама замечает, как ей просто страшно подходить к ребенку, брать его на руки, она пытается сбежать или минимизировать общение. Очень часто это происходит уже на этапе беременности, усиливаясь в послеродовом периоде в роддоме.

    Из этого вытекает вторая и тоже частая причина – невозможность почувствовать себя уверенной в том, что я справлюсь.

Это красной линией сопровождает весь процесс рождения ребенка и если маме действительно неясно как жить мамой вообще, если нет ясных опор, в том числе эмоциональный, социальных и финансовых, то закономерно возникают вопросы – а смогу ли я растить, заботиться о нем, смогу ли я вообще справиться, помогут ли мне?

   Третья причина при отказах – это первичные проблемы привязанности, в такой группе риска женщины, у которых не было своих мам или они были, но опыт воспитания был настолько проблемным, что женщина, родившая ребенка, просто не чувствует любви и связи с ним, это бывает настолько глубинной психологической травмой, что даже гормональная перестройка не помогает, а лишь усиливает страх и тревогу молодой матери. Такая мама чувствует себя не в силах прислушиваться к потребностям ребенка и испытывать нежность. Крик ребенка, который обычно вызывает желание успокоить и позаботиться, вместо этого вызывает сильнейший страх, а потом злость, мама хочет сбежать и не слышать его.

    Помощь в таких случаях всегда комплексная и охватывает все сферы жизни молодой мамы.

Начинается она на предродовом этапе и обычно заключается в сопровождении беременности врачом, консультациями смежных специалистом, посещением школ молодой мамы, консультациями с доулой (это новый специалист для нашей страны, который занимается психологической и физической подготовкой к родам).

Это своего рода профилактика и одновременно включение мамы в пространство поддержки, где она может найти ответы на свои вопросы, получить помощь и подготовиться к рождению ребенка.

На этапе родов в роддоме помимо медицинского сопровождения, при риске отказа существуют специальные протоколы реагирования и помощи маме в сохранении связи с ребенком, они заключаются в исследовании условий жизни, включении семьи в помощь, поиск мер социальной поддержки, выплат и плана по сохранению ребенка в семье.

Этим занимаются обычно специалисты роддома, также приглашаются специалисты психологи и врачи. Самый главный принцип этой помощи – не осуждай, не учи, а помоги. После рождения ребенка все мамы замечают разочарование в том, что после родов сильной любви, которую она ждала к ребенку, так и не появилось, это очень обычная вещь, ведь привязанность к ребенку формируется со временем, и время для всех разное. Поэтому мамам всегда нужна помощь и главное эмоциональная поддержка в том, что с ней все в порядке. В нашей культуре стыд вообще, и стыд быть или стать плохой мамой всегда давлеет, особенно если мамой ты ни разу не была.

     Если же, ситуация сложная, то конечно привлекается масса специалистов и здесь нужно каждый раз смотреть индивидуально.

Необходима ли помощь при лечении послеродовой депрессии и насколько она тяжела? Как помочь обустроить быт и уверенность в социальной стабильности? Как помочь всей семье сплотиться и дать возможность маме больше времени проводить с ребенком? Эти вопросы самые очевидные и самое главное решаемые.

Ведь когда мы говорим о помощи при желании отказаться от ребенка, это всегда помощь маме в осознании и борьбе с огромным количеством страхов и отчаяния, поддержке и развитию ее привязанности к ребенку.

Источник: https://www.b17.ru/article/otkaz_ot_rebenka/

Бывшая просит написать отказ от ребенка

Отказаться от ребенка

История, откуда приобретенная – не упомню, скорее всего «дворовой фольклор». Итак, можете считать эту историю байкой, можете считать эту историю правдой – но всякий мальчишка из того стародавнего детства считал, что сие есть истинная правда – это про первую часть повествования, ну а вторая – там уж я свидетелем и участником был.

За нашим небольшим поселком, в том давнем-давно, простирался обширный лес, уходящий в дальние дали на многие километры. И по этому лесочку вилось множество дорог и в ближайшие деревни, и на стрельбище, где солдатики по мишеням постреливали, и вообще – во все стороны и направления.

И, как говорят, если идти по этим тропкам долго-долго, то можно было выйти к одной древней избушке, что стоит прямо под сенью лесной, под крышей из высоких ветвей деревьев, и у избушки той уже и крыша мхом поросла, и дверь скрипучая на одной лишь петле висит, и окна все давно повыбиты, щерятся осколками из рам.

Вы можете подумать, что с историей этой связан какой-нибудь ужастик, что-то страшное, но… нет. Говорили, что когда-то жил в этой избушке дедок, фронтовик, что на войну отправился в след за своими сыновьями, которые там все и слегли.

Вернулся бы он в свои края, да не осталось его деревни, поэтому зажить решил тут в брошенном доме, ну или сам обустроился. Был он человеком добрым, хорошим, и, говорят, врачевал народ. И вот, как-то, уже спустя лет десять после войны, то бишь году в 1955м, пришла одна бабулька к нему, хворь какую-то заговорить, а старика и нету.

Ни тела, ни следов драки, или еще какого беспорядка – ничего, просто исчез – испарился дед, будто и не было его никогда.

Ну пропал и пропал. Сообщили в милицию, поискали деда – не нашли, ну и забыли. А тут какой-то мальчишка в лесу заблудился, уже спустя лет пять после пропажи деда, да и вышел ночью к этой избушке.

Да, надо отметить причину того, что вообще мальчишка в лес подался. Отчим у него бухал страшно, а как набухается, так и начинает кулаками махать – и мамке его перепадало, и самому парнишке.

Ну и… Нажрался отчим в очередной раз, мальчишка от рукопашки и сбежал. Хотел по лесу погулять, да ушел далековато, заплутал.

Итак, решил малец там переночевать. Зашел в дом, кое-как на топчане обустроился да и уснул. И приснилось ему, будто он ночью со старичком добрым разговаривал, на отчима жаловался, что дядька то он хороший, отчим, а вот как напьется… А дед этот его все по голове гладил, да успокаивал, что ничего, малыш, хорошо все будет, не беда это.

Вернулся мальчишка домой на следующий день, отчим до той поры все еще со вчерашнего спал. Как проснулся – опохмелиться захотел, хапнул стопочку, его всего и прополоскало. Думал что приболел, или еще что. Решил отлежаться. Еще через месяцок праздник какой-то приключился, ну он снова выпить, да его снова полощет – не принимает организм водку, хоть ты тресни! Перестал пить.

Ну и стали люди ходить в ту избушку, ночевать там, только вот, как по байкам ходило, не всем дедок во снах являлся. Если человек хороший и просьба у него от сердца, то явится, а если нет… Просто переночуешь в заброшенном доме и все.

И мы всей детворой искали ту избушку. Выходили с утра, да и до ранних сумерек по лесу шарохались – не находили эту избушку. Да, были какие-то остовы раскатанные, были и выгоревшие домики, то ли садовые, то ли еще какие – кто его знает, что там в тех лесочках и когда строил. А вот именно той, целой и брошенной избушки – все не находилось.

И как-то мы с моим товарищем хорошим – Серегой Семировым, отправились в лес. Совсем по другому «вопросу» – на рыбалку. Было у нас одно озерцо в лесной чащобе, где неплохо клевало. Отправились ранним-ранним утром, еще засветло, ну и заплутали.

Сами не поняли как, но факт есть факт. Да еще и дождь начался. Заприметили мы холмик и туда, а там и не избушка вовсе, а как землянка меж двух пригорков – едва-едва различимая, уже вся заросла. Ну мы от дождя там и спрятались.

Ну а что – проснулись ни свет ни заря, зеваем оба, в окошко выбитое смотрим, как дождик льет, ну и заснул мой друг Серега. А у Сереги проблема была – родители разбежались, дело к разводу шло, само собой пацану двенадцатилетнему от этого не кайф в жизни был.

И была у него мечта-идея, чтобы вся эта хрень взрослая закончилась, и началась у них нормальная семья.

Заснул мой друг Серега, тут и дождик закончился, растолкал я его, ну и пошли озерцо искать – нашли. К вечеру домой с уловом явились – все нормально.

А на следующий день Серега с крыши кулинарии ухнулся (на нее легко было залазить по кабелям с крыши дома, к которому она была пристроена), а батя у него милиционером был, как раз неподалеку дело от опорного пункта приключилось. Серегу, в ментовку и оттащили, туда же и скорую вызвали.

А мама его, Сереги, врач скорой помощи – она и приехала. Вот они там над сыном и помирились. Серега сломал ногу, почти два месяца в гипсе, но семья у них сложилась – забыли родители о разводе.

Серега утверждает, что не снился ему ни дед, ни еще какая там мистика, но про землянку ту мы особо прочей детворе не распространялись.

Источник: https://pikabu.ru/story/byivshaya_prosit_napisat_otkaz_ot_rebenka_5914299

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.